Массово жанр электронной музыки стал известен в 1970-е годы. В это время европейские исполнители начали использовать новые звуковые инструменты, в частности синтезаторы. Позже их заменили компьютерные технологии.

Первыми поджанрами электронной музыки в 1980-е годы были хаус (Чикаго) и техно (Детройт). Со временем музыка менялась, хаус звучало более плавно, а техно определялось ускоренными ритмами. Зачастую слушатели подразумевают под словом «техно» всю электронную музыку. Она объединяет множество поджанров: брейкбит, даб, джанг, диско, драм-н-бейс, индастриал, транс, техно и многие другие. Каждый поджанр имеет свои особенности, ритмичность и звучание.

В Казахстане электронная культура начала развиваться совсем недавно. В целом, она создана и поддерживается диджеями и любителями электронного звучания. Мы поговорили с представителями трех алматинских тусовок, которые сейчас продвигают музыкальную культуру — Quryltai, ZVUK и Bult — об электронной сцене, сетах, аудитории и планах.

Словарь диджеев


BPM (beats per minute) —количество битов (ударов бочки) в минуту, указывает на темп трека;

Сведение — наложение двух или более звуковых дорожек на другую;

Loop — петля, повторяющийся циклически, музыкальный отрывок или ритм;

Контроллер — разновидность аппаратуры, созданная для работы с музыкальным диджейским программным обеспечением на ПК (Rekordbox, Serato, Mixxx);

Кольцо Камелота — квинтовый круг тональностей. Предназначен для определения мажорных и минорных ладов для дальнейшего гармоничного сведения.

Aki

О начале пути

Я был профессиональным танцором, потом семь лет преподавал. На батлах всегда выступали диджеи, меня это как-то заинтересовало. Так и началась диджейская карьера. Любовь к музыке шла от семьи — все передалось оттуда, особенно от бабушки, которая любила петь.

В 2015 году отыграл почти на всех батлах — для новичка это было круто. Играл на вечеринке «Тепло», Jazzystan и в кафе Aurora. Получил толчки в своей карьере достаточно быстро.

Мой путь диджея — это постоянная практика и работа над собой, желание не только развиваться, но и развивать. Когда развиваешь не только себя, но и людей вокруг, то ты становишься деятелем.

Диджей — тот, кто создает атмосферу всего заведения. Он уши заведения

О слушателях

В книге «История диджеев» объясняют, что диджей — это шаман, который с помощью музыки заставляет людей танцевать. Даже в Африке несколько тысяч лет назад люди двигались под музыку одного человека, который создавал ритм. В современных реалиях диджей — тот, кто создает атмосферу всего заведения. Он уши заведения. Иногда, даже не заходя в бар, можно услышать вибрации звука и понять, на что можно рассчитывать.

Когда ищу музыку, то ориентируюсь на себя и место, где буду играть. Иду вот, например, в Shustov — и сразу понимаю, какая там аудитория и что хочу ей показать. Всегда вспоминаю классные сеты в «Чукотке» — пару раз играл с 23 до 6 утра. Бывало и так, что отказывался от работы. Как-то раз пришел и отменил сет за десять минут — формат был совсем не мой, плюс организация плохая.

Сейчас понятие андерграунда размытое — если ты популярный андерграунд диджей, ты уже не андерграунд

Моя музыка для открытых людей без возрастных ограничений. У нас в Алматы не так много молодежи, которая тусуется на электронных площадках. Не могу разграничить людей по музыкальным жанрам, может, их что-то объединяет. Недавно, например, мне написала девочка в инстаграм. Сказала, что она заядлый слушатель хип-хопа, но начала приходить на мои сеты и полюбила электронную музыку.

Есть костяк людей, которые постоянно присутствуют на моих сетах. В первую очередь, танцоры. Ребята, которые полностью поймут меня, если вдруг поставлю что-то ритмически тяжелое. Часто приходят друзья. Бывает, приходят незнакомые люди и говорят, что пришли послушать меня — в эти моменты чувствую ответственность. Кто-то любит меня за электронную музыку: хаус, техно, брейкбит и джангл. Кто-то любит за хип-хоп, афробиты, соулекшн. Сейчас понятие андерграунда размытое — если ты популярный андерграунд диджей, ты уже не андерграунд.

Пока что самое значимое выступление — на Boiler Room. Я понимал, что лайнап Boiler Room состоит из техно диджеев, но при этом меня пригласили туда. Для меня это был шок, я был рад открывать вечеринку и быть в лайнапе. Мысленно я готовился месяц. Я диджей широкого профиля, было тяжело собрать все в один час. Жена помогла составить список приоритетов, в итоге получился разнообразный звук.

О Quryltai

Quryltai — это тусовка, семья и друзья. Его основали диджеи Saint bam, Nurboogie и Kresh. Тогда в Астане был очень маленький музыкальный выбор, что, к сожалению, и сейчас остается проблемой. Они начали качать Астану. Мы с Saint Bam открыли школу, которую решили назвать Quryltai. Название объединения придумывали с историческим посылом слова «Курултай». До открытия мы с командой обсуждали формат и то, какой бар хотели бы видеть. Ivy — это достаточно музыкально открытое заведение. Наша миссия — развивать диджейскую культуру в Казахстане.

Было бы классно, если каждый диджей открывал новые треки для своих слушателей. Сейчас мы развиваем мелкие тусовки, у нас появился проект Q Are: мы зовем диджеев и просим играть то, что они хотят. Но нужно готовить людей к музыке, которую они раньше не слышали.

Об электронной сцене

Мне нравится, что у нас хорошее продвижение техно музыки. Среди наших заведений я выделю Bult, Subject. Ребята открывают новые имена. Похвалил бы ветеранов — «Взлетную», потому что проект существует долго. Мне нравится Blue bar: там можно услышать ямайские ритмы, а в другой день — техно и электропанк.

Думаю, у ведущих диджеев миссия в развитии диджейской культуры, повышении респектабельности этой профессии, появлении новых артистов. Сейчас больше тусовок с электронной музыкой, это классно. Люди, которые слушают электронную музыку, поглощают музыкальную информацию, отдыхают под диджеев. Я думаю, что жанры, которые я играю, не умрут точно. Из целей: хотелось бы выезжать заграницу и писать музыку, которую будут играть другие диджеи.

Nazira

О начале пути

Я хотела заниматься диджеингом, но всегда откладывала — было страшно. Однажды пришла к своему другу диджею, а он дал мне контроллер — так я пыталась научиться играть. Я провела в Великобритании пять лет, окончила университет. Вернулась в Казахстан в 2014 году и поняла: у нас нет танцполов и музыки, которую я бы хотела слушать.

Так получилось, что я прославилась за границей раньше, чем в Алматы, потому что у нас не было некоммерческой техно-сцены. Мне было негде играть, поэтому я играла только на вечеринках, которые сама организовывала. На первую вечеринку было 100 тысяч тенге бюджета и море энтузиазма. Было не очень качественно в плане организации, зато душевно.

Хочу, чтобы люди что-то чувствовали, когда я играю

О музыке

Музыка и диджеинг помогли эмоционально освободиться. Поэтому было важно создать танцпол, где люди свободны и эмоционально связаны, делать музыку, которая откликается. Хочу, чтобы люди что-то чувствовали, когда я играю.

Диджей на вечеринке — это ключевое звено, именно он задает тон, управляет настроением. Я всегда хотела играть техно — это единственная музыка, что откликается во мне. Музыка и диджеинг — это искусство, а в искусстве ты никогда не делаешь то, что тебе не нравится. Я слушаю и джаз, и хип-хоп, и хаус — мне все это нравится — но играть хочу техно. Но я всегда стараюсь оставить диапазон в музыке, чтобы я могла адаптироваться под танцпол.

Мы живем во внешнем мире и у нас есть разные социальные конструкции, а на танцполе все стирается, остается любовь, принятие и уважение

Диджеинг и ZVUK (творческое объединение Назиры и ее команды — Прим. ред.) — это про любовь. На сетах я хочу донести до людей это чувство и поделиться теплом. Мы со ZVUK развиваем идею, что танцпол это не просто место для вечеринки. В нем есть функция объединения людей, стирания всех социальных границ. Люди становятся просто людьми. Мы живем во внешнем мире и у нас есть разные социальные конструкции, а на танцполе все стирается, остается любовь, принятие и уважение.

О Berghain

Мой самый запоминающийся сет был в 2019 году — первый сет в Berghain (техно-клуб в Берлине — Прим. ред.). Для меня Berghain был ключевым местом и это всегда было моей мечтой, которую ты даже боишься осознать. У Berghain огромный хайп и он обоснован. Обычно вечеринка там длится несколько дней, у всех диджеев сеты по четыре часа.

Я открывала вечеринку. Меня переполняли эмоции, я понимала: весь Berghain только мой. Никогда не забуду эти ощущения. После этого я еще играла в Berghain, но в первый раз был лучший сет.

О Boiler Room

За границей я играю с 2017 года и последние года четыре я рассказывала представителям Boiler Room о Казахстане. В итоге мне написали летом и предложили сделать вечеринку в Алматы. Boiler отдал мне кураторскую часть и я меняла лайнап раз семь. Было тяжело получить театр имени Мухтара Ауэзова, на это ушло два месяца.

Это мое любимое выступление после Berghain. В нем слилось многое: развитие электронной сцены и я вспомнила первую вечеринку. Самую первую, бюджет которой был сто тысяч тенге. Там было человек 50, мне было трудно. Я вспоминала весь свой путь, радовалась, что все получилось. Час сета прошел на волне эйфории. Даже Mixmag (британский журнал об электронной танцевальной музыке — Прим. ред.) внес его в лучшие сеты месяца.

Может, и у нас будет время, когда люди не будут приходить в бар и спокойно сидеть, а захотят дикости и выплеска энергии

О рейвах в Алматы

Рейв для меня — свобода и отсутствие страха. Когда ты не боишься танцевать десять часов до упаду и тебе это нужно. Рейвы чаще всего происходят на фоне коллективной травмы: в Берлине падение берлинской стены, в Киеве — после Майдана, в Грузии — после войны. Любую травму нужно прожить, поэтому происходит коллективная сублимация через техно. Думаю, что у нас нет такого уровня свободы и отсутствия страхов, но все меняется. Может, и у нас будет время, когда люди не будут приходить в бар и спокойно сидеть, а захотят дикости и выплеска энергии. Отсутствие рейвов в нашей стране связано с уровнем свободы населения. Даже в ZVUK у нас есть ценности и элементы рейва, но рейва в чистом виде у нас пока не получается, хотя мы стараемся.

Об индустрии и ZVUK

Я собрала ZVUK — коллектив единомышленников, который организовывает ивенты уже шесть лет. Проект изначально зародился для развития электронной музыки в Казахстане, чтобы создавать утопию. Сейчас, не побоюсь этих слов, ZVUK — культовые вечеринки Алматы. Мы стали трендсеттерами, многое поменяли, хочется развиваться дальше. Сейчас наша миссия — создавать проекты. И это не только о музыке, но и о культуре. В будущем мы хотим создавать проекты, которые работают на стыке современных технологий, музыки и культуры, чтобы раскрывать важные вещи, но через призму музыки.

Сейчас все меняется, мы делали проект с «Целинным», с «Домом 36». У нас была 8 апреля коллаборация с Bassiani. Мы хотели не просто привезти диджеев, но раскрыть концепт: рассказать, как танцпол становится местом, где все меняется. Мы провели вечеринку в тойхане — это засилье консерватизма и экономической нестабильности Казахстана. Сейчас ZVUK обрастает новыми понятиями. Это был проект для души и сейчас уже стал устойчивой моделью.

Я всегда знала, что техно будет развиваться в Казахстане. Когда начинала, я застала старую волну диджеев и не чувствовала теплоты и принятия. Сейчас нас очень много, раньше это был очень избранный клуб.

О планах

Когда только начинала, электронная музыка не считалась частью современной культуры Казахстана. У нас стало популярно техно, почти в каждом баре играет электронная музыка и я этому рада. Любят позитивный хаус, например, ребята из Quryltai сторонники хип-хопа и теплых вайбов. ZVUK и я больше любим экспериментальную музыку, что-то пожестче. Качество музыки в Алматы выросло в сравнении с тем, что было раньше. Важно строить устойчивую электронную сцену, чтобы не было краха.

Сейчас я возвращаюсь на международные выступления, в июне еду играть на фестиваль Melt в Германии, у меня новая дата в Berghain, в августе я играю на Dekmantel. В Казахстане хочу продолжать развивать ZVUK, свою школу диджеинга 4x4. Мне очень нравится то, что я делаю. Не хочу бросать казахстанскую сцену в ближайшее время.

Acell

О техно

Однажды я попала на большой темный танцпол Bassiani и почувствовала: я в естественной среде обитания. Я оказалась частью большого сакрального ритуала. В диджеинге, мне кажется, важно транслировать опыт, быть медиумом и передавать силу и энергию.

Диджей — это ретранслятор, который переводит зачеловеческий язык в музыкальный код и является одной из цепей в круговороте энергии

У меня сразу произошла любовь с техно. Для меня техно — прямой потомок ритуальной музыки, основанной на простом повторении ритмического рисунка. Есть ощущение, что ритм был известен очень давно, еще до того, как появился язык. Мы могли коммуницировать через ритмы, которые внутри нас уже присутствуют. Даже когда ты бежишь, слышишь, как стучит сердце — это тоже техно. Техно зациклено и возвращает тебя в изначальную точку, не давая вниманию уходить в нарратив. Это медитация и концентрация внимания. Техно — это музыка про все, что происходит в мире: и про боль, и про войну, и про экологическую катастрофу. При этом техно транслирует силу и дерзновение на то, чтобы существовать и заявлять о себе.

Диджей — это ретранслятор, который переводит зачеловеческий язык в музыкальный код и является одной из цепей в круговороте энергии. Помимо того, что диджей представляет свою музыкальную подборку, он еще делится своими переживаниями и состоянием.

То, что я доношу до слушателей, — это то, о чем я хочу напоминать себе. Напоминать, что есть что-то большее, чем ты. Границы очень условны и представления «кто я», «какой я» можно изобретать заново, оставлять в этой истории место для чего-то волшебного.

О bULt

Для меня bULt — это попытка воссоздать магию танцпола, сакральную атмосферу техно вечеринки. Нам важно играть и демонстрировать экспериментальное и интересное звучание. bULt — это безопасная, принимающая среда, которая прописана в генетике техно. Мы — место для всех, принимаем проявление любых форм идентичности. Если кто-то стесняется проявлять себя среди недели: в семье, в обществе, на работе, то он может прийти и мы поддержим друг друга, разделим обстановку одобрения. Это место, где можно побыть собой, порадоваться за других и вместе отпраздновать тот факт, что мы существуем.

О слушателе

Очень здорово, что за время существования bULt мы смогли сформировать комьюнити, которое негласно понимает правила принятия друг друга. Всегда радует, что люди, которые не были посвящены в техно культуру, приходят, им нравится и они остаются. У нас очень разнообразная публика, это для всех. Наши вечеринки и техно — не про возраст, социальное положение, принадлежность, это про готовность войти в контакт с музыкой. Человек может прийти с запросом просто отвлечься и послушать музыку, но кто-то приходит с более глубоким желанием. При сливании с энергией диджея может произойти трансформационный катарсис на танцполе. Как раз это и является важной частью. Поэтому, это доступно для любого человека.

Когда находишься внутри музыки, то можешь двигаться очень гибко, менять свою точку интереса и при этом оставаться верным себе

Важно создавать сети поддержки и укреплять их. Это попытка построить альтернативный способ коммуникации внутри общества и даже у нас в команде это работает. Нашу команду объединяет общая идея, которая больше нас и именно это нас вдохновляет, объединяет и поддерживает. Когда находишься внутри музыки, то можешь двигаться очень гибко, менять свою точку интереса и при этом оставаться верным себе.

У меня было выступление на Boiler Room — это очень классный опыт, интересный и запоминающийся. Я бы сказала, что для меня он даже был травматичным. Казалось, что я могу справиться со своим волнением до того момента, пока не встала за пульт. Как будто у меня не получилось войти в более глубокий контакт с материалом, я больше думала о технической части. Я подумала, что такие стрессы нужны, иначе никак не прокачать свой навык.

О планах

Я думаю, что техно — непрерывный процесс: оно может развиваться и видоизменяться. Поэтому, может, техно и не будет звучать через пять лет, как сейчас, но существовать оно точно будет. За пять лет Казахстан может стать серьезной точкой на карте мировой электронной сцены. У нас есть для этого все возможности, потенциал, уникальные артисты.

С bULt мы бы хотели продолжать переосмыслять что есть техно, звук, танцпол, как мы можем расширить опыт свободы за пределы танцпола. Когда ты проживаешь жизнь и чувствуешь себя настолько же свободно и уместно, как это иногда с тобой случается на вечеринке. Мы чувствуем, что принадлежим Казахстану и пока ощущаем свою миссию именно здесь.