Многие из нас мечтают уехать куда глаза глядят, но боятся. Одни страны кажутся слишком опасными, другие — дорогими, третьи — незнакомыми. Мы поговорили с Бауржаном, ему 36 лет. Он музыкант, собирает этнические инструменты со всего мира и путешествует большую часть своей жизни. Узнали, как путешествовать дешево и находить друзей в пути.

Текст АЛЕКСАНДРА АКАНАЕВА

Индия, Химачал-Прадеш, Парвати Валли, 2014

О первом путешествии

Я путешествую с 18-19 лет, за это время посетил 23 страны. Я был в Армении, Беларуси, на Кипре, в Грузии, Индии, Индонезии, Иране, Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Малайзии, Молдове, Черногориии, Непале, России, на Шри-Ланке, в Таджикистане, там в Памире, еще в Таиланде, Турции, Украине, ОАЭ и Вьетнаме. В основном путешествовал по Азии. Свое первое путешествие я совершил в 2006 году, когда познакомился с одним человеком из киностудии «Казахфильм», куда ходил на уроки гитары. Он долго жил в Тибете, потом его занесло в Алматы, и впервые я услышал истории об Индии от него. Он показал мне много интересных музыкальных инструментов, например, австралийский диджериду, тибетские трубы, и заинтересовал меня путешествиями и коллекционированием этнических инструментов.

Сам он жил на Кинбурнской Косе в Украине, это заповедная зона на полуострове, там потрясающая природа. Он пригласил меня туда. Сначала испугался, мол, ну как это, я ни разу не путешествовал, а тут на Кинбурнскую Косу. А он говорит: «Приезжай, я тебе объясню. Садишься в поезд до Киева, оттуда пересадка и в Очаков, с Очакова на пароме приезжаешь ко мне». Решился и впервые вот так уехал, ничего не зная. Помню, набрал с собой слишком много ненужного, ведь опыта путешествий не было. Зачем-то взял десять книг и кучу одежды, как будто я собрался не путешествовать, а по подиуму ходить.

Кинбурнская Коса — очень мистическое место, и сама Украина для меня пропитана атмосферой гоголевских романов. Там есть понятие мольфары — маги стихий, и считается, что они существуют и сегодня. Там много диких животных, которых можно встретить просто гуляя. Я с неделю ехал туда на поезде. Там был поселок, люди его покинули, и осталось два дома — моего друга и еще один за километр от него. А до людей и пляжа было не меньше пяти километров. Я очень полюбил это место, для меня там случился некий ретрит: этот товарищ уезжал и оставлял меня одного жить в доме в лесу. Я пробыл там около месяца, и еще возвращался спустя несколько лет. Последний раз был в 2016 году, когда мы ездили автостопом с друзьями. Мы прилетели в Петербург, потом на попутках через Беларусь, посетили несколько городов и заехали в Украину, которую мы почти полностью проехали автостопом, перед Одессой заехав в Молдову. На Кинбурнской Косе в том году было так же дико, тихо и мистически. Товарищ мой там прожил до начала войны, а сейчас уехал в Грецию. К сожалению, сейчас вся Кинбурнская Коса в огне.

О любимых странах

Из постсоветского пространства я был в Грузии, России, Украине, Кыргызстане, Узбекистане. Самый любимый город отсюда — Киев. И по менталитету украинцы — очень свободолюбивые люди, они расслаблены по сравнению с теми же россиянами. Потому что там, где есть контроль, чувствуется, что люди в глаза друг другу не смотрят, ощущается постоянное давление системы. В Киеве я этого не ощущал — там было более расслабленно, спокойно. К тому же, украинцы любят людей из Казахстана, открыто относятся. Если выделять топ самых впечатливших меня локаций, то именно по принципу отношения людей ко мне. Это Иран, Памир, Шри-Ланка.

Иран, Шираз, Мечеть Насир оль-Мольк, 2015

В Иране отношение было как к гостю. У них есть обычай, что странника нужно взять под свое крыло: проводить, показать местность. Там я чувствовал себя окруженным очень образованными и развитыми людьми. То, что нам показывает массмедиа об Иране — это совершенно иное, чем когда ты проникаешь внутрь. В Иране на улице одни законы, там много мусульманских правил, а в гостях совсем другие. Очень много у них подпольных вечеринок, и люди ведут себя совершенно по-другому. Это меня очень удивило. Когда ехал туда, ожидал, что попаду в страну мечетей, а попал просто к хорошим людям, в тусовку, где умеют веселиться. Еще иранцы талантливые музыканты, джеммить с ними — одно удовольствие. У них очень продвинутый вкус, как будто намного быстрее нас движутся в развитии, несмотря на закрытость и недоступность. Думаю, это из-за связи с Европой, ведь многие иранцы едут в туда работать, и они из разных уголков мира друг другу помогают. Забавно, что новинки кино в Иране появляются на дисках с субтитрами еще до кинопоказов. Это при том, что у них постоянно блокируют интернет, все сидят на VPN, да и он запрещен. Из-за всех этих запретов многим хочется уехать из Ирана и никогда не возвращаться, но меня это место покорило. Для новых впечатлений путешественника Иран — идеальная страна.

Меня сильно впечатлил Памир, потому что там люди очень гостеприимные, при этом бедные, но последний кусок тебе отдадут

Таджикистан, Памир, 2018

На втором месте у меня Горно-Бадахшанский Памир. Там живут исмаилиты, кто-то вроде зороастрийцев, они же потомки персов. Когда в Таджикистан пришел ислам, стало много ограничений: запрещалась наука, ученые, музыканты. Они сбежали в Памир и обосновались там. Поэтому в Памире живут очень умные, талантливые люди. В 2018 году я решил автостопом проехать Узбекистан через Бухару и Хиву, заехать в Таджикистан, а оттуда через Памир в Кыргызстан и вернуться в Казахстан. Меня сильно впечатлил Памир, потому что там люди очень гостеприимные, при этом бедные, но последний кусок тебе отдадут. У них много языков, разные регионы имеют свои наречия.

Я встретил в Хороге, столице Памира, одного путешественника из Америки, его звали Макс. Он 40 километров хотел пройти по Памиру, в Ваханском коридоре в горах. Мы решили пройти с ним, а ночевать оставались у местных. Они всегда звали сами к себе на чай, кормили нас, рассказывали множество интересных историй. Живя с ними традиционных домах, мы впитывали культуру. Весь этот путь проходил вдоль границы с Афганистаном, которая была через речку от нас. Я чувствовал себя абсолютно безопасно из-за людей.

Памир, Ваханский коридор, село Вранг, 2018

На третьем месте в моем списке любимых стран стоит Шри-Ланка. Для меня это было открытием, буквально недавно съездил, в этом году. Я ожидал чего-то схожего с Индией, а к Индии у меня двойственное отношение: я ее люблю ровно так же, как и не люблю, хотя был там шесть раз. Это бесспорно магическая земля, но в Шри-Ланке мне понравилось намного больше. Мы бронировали там букинги, но часто оставались на homestay — это когда ты живешь в семьях. Шриланкийцы еще не испорчены туристами, потому что те, как я понял, стали массово ехать туда только последние лет десять. Очень сильно там процветает буддизм. Буддисты очень любят чистоту, и у них есть правила — не убей, не навреди, всегда будь добр к другому. Они тоже очень гостеприимны. Еще Шри-Ланка безумно красивая, и природа там дикая. Местные жители научились жить в коннекте с природой. У них очень много сафари-парков, где животные чувствуют себя свободными. В больших городах можно встретить аллигатора в речке, который может напасть на тебя, или дикого слона — а это самое опасное животное на местности. Во двор выйдешь — у тебя варан ползет. В общем, животные всегда вокруг тебя, и жители их не убивают. Жизнь в гармонии с природой. Там есть и горы, и море. Но самое важное — человеческое отношение. Я не зря упомянул эти три страны, потому что именно в них отношение к тебе как к гостю, а не как к мешку денег.

Шри Ланка, Тангалле, Пещерный храм Мулкиригала, 2022

Самая важная часть путешествия — это люди, менталитет и их отношение к тебе

О путешествиях без денег

Я много останавливался по CouchSurfing — это платформа, где можно найти человека, у которого ты можешь остаться ночевать в новом городе. Для меня поездка «все включено», когда ты все знаешь и уже все забронировано — это не путешествие. Для меня путешествие — это когда ты сам двигаешься и изучаешь культуру места изнутри, проникаешься. Самая важная часть путешествия — это люди, менталитет и их отношение к тебе.

Самые дешевые мои путешествия были автостопом и каучсерфингом. Наверное, круг по Узбекистану, Таджикистану и Кыргызстану обошелся дешевле всего. По России и Украине было тоже дешево, потому что мы сами себе готовили, жили по каучсерфингу. Самое дорогое — Юго-Восточная Азия на три месяца, вышло 4 000 долларов.

Это наш стиль: проехать как можно больше и как можно дешевле, в этом есть свой кайф

Вьетнам, Муй Не, Белые пески, 2018

В Иране, Памире и Шри-Ланке нет этого туристического конвейера, как на Бали или в Таиланде. Мы как-то с другом совершили путешествие по Юго-Восточной Азии. Мы пробыли две недели в Таиланде, потом прилетели во Вьетнам. Вьетнам меня тоже сильно впечатлил, есть в нем некий хаос, как в Индии, это привлекает. А еще там самая вкусная и дешевая еда в Юго-Восточной Азии. После Вьетнама мы приехали на Бали, провели там месяц, посетили несколько островов и два вулкана, а потом в Джакарте улетели в Малайзию, после чего опять заехали в Таиланд. За три месяца мы объездили все эти страны и потратили всего лишь 4 000 долларов на каждого человека вместе с билетами. Это наш стиль: проехать как можно больше и как можно дешевле, в этом есть свой кайф.

За два месяца в Индии без денег я прочувствовал ее намного лучше, чем когда путешествовал с деньгами

Индонезия, Ява, вулкан Иджен, 2019

К теме денег, расскажу историю из Индии. Однажды меня ограбили, это то, что периодически может случиться в Индии. Мне подлили что-то в напиток, из-за чего я проспал 24 часа, проснулся в отеле, мои вещи были нетронуты, но все мои деньги исчезли. Карты тогда толком не использовались, тем более там. Я остался один и ни с чем в Манале, а он известен такими ситуациями. У меня даже не было обратного билета. И тут я встретил знакомых, с которыми подружился в Непале за два года до этого, они россияне. Один из них узнал, что я музыкант, и позвал меня в Парвати Валли, деревушку в Гималаях, пожить у него дома. Я поехал, спустя два дня нашел ресторан, рассказал там индийцам свою историю, и они пригласили меня к ним пожить, кормили, по вечерам я иногда играл в этом ресторане. Я пробыл там два месяца, играя и помогая в ресторане, накопил деньги на билет и улетел домой. Это отношение людей ко мне тоже зацепило. В Гималаях индийцы тоже очень охотно помогают. За два месяца в Индии без денег я прочувствовал ее намного лучше, чем когда путешествовал с деньгами как турист. Эти месяцы для меня самые любимые, хотя из-за этой ситуации был сильный стресс.

Непал, Покхара, 2013

Когда что-то неприятное случается, то лучше не идти напиваться в баре и разрушать себя, а уехать куда глаза глядят

Об автостопе

Я не так много путешествовал автостопом, но было несколько историй. У меня был тяжелый момент в жизни. Я заметил, что когда что-то неприятное случается, то лучше не идти напиваться в баре и разрушать себя, а уехать куда глаза глядят. Лучшее лекарство от всех болезней. В такой период я впервые ездил автостопом по Турции, Грузии, Армении и Ирану в 2015 году. Я отвез маму отдохнуть, мы поехали в Турцию, посетили Стамбул, Каппадокию. Потом в Грузии поездили семейным отдыхом по большим городам: Тбилиси, Батуми, Кутаиси. Потом мама улетела домой, а я отправился автостопом через Грузию и Армению и заехал в Иран.

Это был самый запоминающийся автостоп, потому что природа была очень переменчивая, а страны для меня неизведанные. Дорога из Армении проходила через горы: сначала едешь вверх, потом спускаешься вниз и попадаешь в абсолютно противоположные декорации. Стоило всего лишь проехать через гору, и тут же попадаешь в пустыню, в совершенно другой мир и культуру. В этих горах природа нетронутая, поразительно красиво. Там добывают золото, и когда едешь по этой дороге с горы, видишь, как блестят скалы.

Грузия, заповедник Лагодехи, 2018

Там произошла забавная история: я доехал из Грузии до Армении автостопом, но решил поберечь силы и поехать из Армении на маршрутке до границы с Ираном. Сел в маршрутку, и меня довезли не до границы, а до какого-то города между. Там был туман, не видно ничего, машин нет вообще, а вокруг старые советские постройки — атмосфера была как в фильме ужасов. Я поругался с водителем маршрутки, потому что он не туда меня довез, и он говорит: «Ну ладно, пойдем со мной». Отвел меня в гостиницу, где сам жил. А это советская гостиница, мне там выдали старый обогреватель, чайник, и за какие-то копейки я там переночевал. Дальше решил поехать автостопом. Встаю рано, выхожу на дорогу, и вижу, что трасса просто уходит вверх в гору. Я стою с вытянутым пальцем и понимаю, что никто туда не поедет. Тут едет та самая маршрутка, и водитель, с которым я ругался, останавливается и говорит: «Тебе повезло. У моего друга сломался транспорт между границами, я тебя довезу до туда». Когда друг починил машину, он довез меня до самой границы. Забавно, что один человек после сильной ссоры дважды мне помог, и мы ехали, общались, истории рассказывали. Запомнилось это потому, что атмосфера в том месте была как в фильме «Сайлент Хилл»: туман, советские здания полуразрушенные, вокруг ни души, только пустая дорога.

Мне всегда останавливались только хорошие люди, те, кто искренне хотел помочь

Потом я автостопил по России, Беларуси, Украине и Молдове в 2016 году. Следующий автостоп был в 2017 по Казахстану, когда я проехал из Алматы через Караганду в Астану и обратно. Еще мы автостопили из Малайзии в Таиланд в 2019 году, это было довольно тяжело. Малазийцы довольно закрытые, и нам останавливались в основном китайцы и индийцы.

Индонезия, Бали, Нуса Пенида, Kelingking Beach, 2019

Об автостопе ходит много баек, фильмы ужасов про это снимают, но на самом деле все происходит иначе. Мне всегда останавливались только хорошие люди, те, кто искренне хотел помочь. Человек, мне кажется, не остановится с плохим умыслом, особенно если видит, что ты одет как бомж, и с тебя нечего взять.

Я путешествовал автостопом не из-за денег. В то время я жил в коммуне, в которой были принципы, что нужно жить вне системы, не тратить много. В тот период меня окружали такие люди, поэтому они повлияли, научили меня этому. Автостоп — это постоянные изменения лиц, историй, локаций. Если водитель знает язык, то всегда рассказывает истории, общается. Для меня это своеобразная романтика. Но есть страны, где автостоп вообще не идет: в Памире они не понимают, что такое автостоп, в Кыргызстане всем нужны деньги, бесплатно тебя вряд ли повезут. В данный момент я бы уже не поехал автостопом. В моем возрасте я хочу путешествовать уже в более комфортном состоянии.

Индонезия, Бали 2019

Чем дольше ты отсутствуешь на месте, где привык быть, тем больше трансформируешься и становишься собой

О смысле путешествий

Для меня путешествия — это необходимая часть жизни, потому что сидя на месте я чувствую, что потихоньку начинаю душевно увядать. А любые путешествия — это всегда перезагрузка. Всегда новые впечатления, и я чувствую, что живу и меняюсь. Чем дольше ты отсутствуешь на месте, где привык быть, тем больше трансформируешься и становишься собой. Более спокойным и живым. Ощущение новых горизонтов очень важное. Иногда в путешествии ловил себя на мысли о том, как я рад, что жив и могу испытывать эти чувства, и как хочется поделиться этим со всеми.

Черногория, Мавзолей Негоша, 2017

В путешествиях происходят трансформации, и я стараюсь быть в обществе, которое не напоминает мне дом. Хотя у меня ломаный английский, мне нравится не соприкасаться с «нашими», особенно если это друзья, потому что когда едешь в путешествие с друзьями, ты не проникаешься полностью всей этой культурой. Друг с привычным тебе менталитетом будет тебя в этом плане немного притормаживать. Раньше я часто путешествовал один. Например в Грузии я один пешком проходил трекинги по три-четыре дня, жил в лесах, где рядом волки и другие дикие животные, и все думали, что я сумасшедший. Но друзья часто появлялись во время странствий. Сейчас я путешествую с девушкой, и это другой опыт, но тоже прикольный. В путешествиях вы с партнером становитесь сплоченнее, отношения укрепляются.

Шри Ланка, Сигирия, скала Пидурангула, 2022

О страхе и доверии

Из телевизора у меня сложилось впечатление и про Иран, и про Таджикистан, что там террористы, разбои и прочее. В этом и есть сила путешествий — ты расширяешь свой кругозор, и это очень важно, потому что ты сам видишь все своими глазами. Даже взять новости про Донбасс мол, там нацистская война уже восемь лет. Я в Украине не встречал нацистов, хотя был там не раз. То же самое про Иран: «Там что-то взорвали, тут что-то взорвали». Но на самом деле такой опасности нет. Надо путешествовать и больше изучать самому, и тогда понимаешь, как много нам врут, как сильно запугивают, чтобы мы жили в своих коробках, никуда не стремясь.

Черногория, Котор, 2017

Следующий регион, который я бы хотел посетить, это Южная Америка. Европа меня никогда почему-то не интересовала, хотя можно съездить для галочки. У многих людей есть страх путешествий, неизвестности, или мысль, что нужно много денег. На самом деле, автостоп и все прочее доказывает, что денег много и не нужно. В пути судьба сама тебя подталкивает, и ты попадешься в нужное время нужным людям. Если ты ступаешь на тропу путешествий, дорога сама открывается. Жизнь не такая ужасная, как ее показывают нам, пугая плохими новостями. Она постарается тебя уберечь, если ты едешь с хорошими мыслями и намерениями. Один человек с Камчатки мне как-то сказал, что даже если тебя съели, у тебя есть два выхода.