По словам депутата Мажилиса Бакытбека Смагулова, по сравнению с 2016 годом, в 2020 количество изнасилований несовершеннолетних выросло на 45,8 %. Статистика растет вне зависимости от того, что правительство регулярно принимает новые меры против преступников.

В рамках проекта «Не говори маме» мы узнали у психолога и юриста, как защитить ребенка от посягательств на его неприкосновенность, и что делать, если этого не удалось предотвратить.

КАК ПРЕДОТВРАТИТЬ

Ажар

Султанова

психолог

Как научить ребенка защищать личные границы?

Сексуальное просвещение ребенка желательно начинать медленно, но как можно раньше. Это не значит, что вы сажаете ребенка двух-трех лет и открываете ему книжки о сексе. Это означает, что вы потихоньку начинаете учить ребенка соблюдать границы — своего тела, чужого, объясняете, что есть интимные места, которые нельзя трогать другим людям. Что если другой человек нарушил эти границы, то ребенок может и должен об этом сказать.

С детства нужно прививать важность защиты своих границ через собственный пример, свое отношение к ребенку. Когда приходят бабушка с дедушкой, ребенок не обязан их обнимать, если не хочет. Не нужно заставлять, говорить «Ну иди, ну поцелуй, обними апашку, ей же приятно будет». Таким образом родители постепенно дают ребенку понять, насколько его границы важны и заслуживают уважения. Когда ребенок становится старше, это можно проговорить вслух, но самый лучший способ научить ребенка уважать свои и чужие границы — через собственный пример.

Если кто-то пытается активно нарушить границы вашего ребенка, когда он еще мал, то нужно заступиться за него. У многих детей есть любимые игрушки, с которыми у них сильная эмоциональная связь. Бывает, что в гости приходит другой ребенок и хочет именно эту игрушку. Родители в таких ситуациях часто говорят: «Ну дай! Он же гость. Надо делать хорошо гостям, тебе нужно расстаться со своей любимой вещью и дать поиграть, тебе вернут». Так ребенка заставляют нарушить собственные границы, отдать личную вещь.

В основе воспитания должно лежать утверждение, что ребенок это личность, достойная уважения. Таким образом будет очень легко научить ребенка защищать свои личные границы. Но если родитель считает, что ребенок это еще не человек, что уважение надо заработать, что оно приходит только с возрастом — то, к сожалению, ему будет тяжело во взрослой жизни.

Когда дети становятся старше, они начинают изучать свои гениталии. В этот момент нужно научить его называть вещи своими именами: если это девочка, то у нее вагина и вульва, если мальчик, то пенис и машонка. Ближе к десяти годам можно будет рассказать о менструации — и мальчикам и девочкам одинаково важно это знать. Также нужно убедиться, что с началом полового созревания ребенок будет понимать, что происходит.

С возрастом дети начинают задавать конкретные вопросы и очень часто учатся друг у друга быстрее, чем у родителей. Родители должны успевать за темпом, который задают дети. Если ребенок, достаточно рано по вашим меркам, подходит и спрашивает, как появляются дети, то у вас есть авторитет и возможность преподнести информацию в чистом виде. Необязательно рассказывать, как происходит половой акт, но вы можете объяснить механизм того, как появляются дети.

Тем самым вы показываете, что вам можно доверять, что в ваших отношениях с ребенком нет запретных тем на случай, если с ним что-то произойдет. С помощью секс просвета вы гарантируете, что ваш ребенок будет своевременно брать информацию в первую очередь у вас, а не в интернете или у других детей. Конечно, невозможно проконтролировать ребенка полностью, но можно стать для него главным авторитетом.

Многие родители стесняются, отвергают ребенка в вопросах сексуального развития. Если вы отказываетесь отвечать, то это не значит, что дети об этом ничего не узнают. Просто они найдут эту информацию в интернете или спросят у других детей.

Первое и самое важное правило по защите своего ребенка — дать ему как можно больше информации. В случае сексуального просвещения нужно дать ребенку понять, что ему может угрожать.

Как защищают детей в Казахстане?

У нас за два года значительно ужесточили законодательство для профилактики преступлений категории половой неприкосновенности — ввели запрет на УДО, освобождение от уголовной ответственности, увеличили сроки наказания как для самих преступников, так и для лиц, укрывающих преступления.

Законодательство Республики Казахстан, которое предусматривает права ребенка, основывается на Конституции, законе о правах ребенка и иных нормативных актах, а также договорах, ратифицированных Республикой Казахстан на международном уровне. За безопасность ребенка отвечают родители, а также опекуны, попечители. Кодексом о браке и семье предусмотрена защита прав, интересов подопечных и детей. Этим же кодексом предусмотрена ответственность родителей и опекунов за невыполнение обязательств.

Отдельная группа норм уголовного законодательства регулирует санкции за сексуализированное насилие в отношении несовершеннолетнего. И это не только изнасилование, но и совершение разного рода развратных действий — демонстрация половых органов, порнографических материалов. Это статьи 121, 122, 123, 124 УК РК.

В 2019 году ввели комплекс мер и утвердили стандарты по безопасности в школах и учебных заведениях. Появились требования по оснащению организаций дошкольного и среднего образования системами видеонаблюдения. Они должны устанавливаться в специально выделенном помещении. По периметру школы тоже должны быть камеры, которые охватывают главные и запасные выходы, места массового скопления людей и другие помещения по усмотрению руководителей.

Также, согласно этой программе, школы и детские сады должны быть обеспечены ограждением по всему периметру, должен быть предусмотрен пропускной режим для родителей, членов семьи и других посетителей. Пропускной режим должны обеспечивать специальные работники, прошедшие инструктаж по безопасности детей. Кроме того, во всех школах должны быть теплые туалеты, которые соответствуют нормам. Помню, с этим было связано одно громкое дело.

Примечание редакции: На момент подготовки материала в СМИ появилась новость, что в Актобе семилетнего мальчика подвергали насилию в школьном туалете.

КАК ЗАЩИТИТЬ

Ажар

Султанова

психолог

Как распознать угрозу и отреагировать?

Когда у вас с ребенком близкие доверительные отношения, то можно поделиться своим опытом. Например, рассказать, как вы вышли из опасной ситуации. При просмотре фильмов можно делиться инсайтами: «Смотри, эта девочка все правильно сделала» или «Вот эта не рассказала и ей стало хуже». При этом не нужно читать нравоучения, дети лучше всего учатся на примерах и историях.

Когда ребенок становится старше и самостоятельнее, надо чаще говорить о безопасности. Например, чтобы телефон всегда был рядом, учить предупреждать, где он и с кем, договариваться о промежутках времени, в которые можно будет послать сообщение. Маленьких детей надо почаще спрашивать: «Что ты делал днем?», «Что узнал?» Если родитель замечает небольшие изменения в ребенке, то желательно в тот же день узнать причину.

К сожалению, часто взрослые могут не распознать потенциальную угрозу. Чаще всего угроза, особенно сексуализированного характера, исходит от людей, от которых меньше всего ожидаешь, — от родных, близких, знакомых, поэтому так важно расставить границы, чтобы ребенок понимал, когда их нарушают.

Ребенок должен знать, что если кто-то к нему полез, то он может об этом рассказать. Можно объяснить ему план действий, что в случае чего он должен кричать, звать на помощь, сразу бежать к человеку, которому он доверяет, скорее всего, это будет родитель. К сожалению, не все родители могут себе позволить постоянно следить за детьми: кто-то работает, кто-то воспитывает сразу нескольких детей. Как раз в таких случаях очень важно иметь план.

Насильники оперируют именно этим аргументом: «Тебе никто не поверит», «Молчи», «Не говори»

Если ребенок рассказал, что с ним случилось сексуализированное насилие или харассмент, то самое главное, что должен сделать родитель — это поверить. Не задавать вопросы с сарказмом и неверием, а наоборот, первое, что хочет услышать ребенок это «Я тебе верю», «Расскажи, что именно случилось?»

Чаще всего насильники оперируют именно этим аргументом: «Тебе никто не поверит», «Молчи», «Не говори». Они запугивают детей, поэтому в первую очередь родитель должен убедить ребенка, что все будет хорошо и ему поверят. Эти слова помогут ребенку довериться и раскрыться, получить ощущение, что его воспринимают всерьез.

К сожалению, в Казахстане не всегда обращение в полицию оборачивается положительно. Но это не значит, что обращаться не надо, просто здесь важно не терять голову, собрать улики, обратиться за помощью как можно раньше, чтобы провести экспертизы. У нас есть несколько фондов, которые помогают жертвам сексуализированного насилия, которые могут помочь и предоставить услуги адвокатов, психологов или поддержать на общественном уровне. Например, «Не молчи» или общественный фонд SVET.

Если вы подозреваете, что ребенок подвергся насилию, но он не говорит об этом напрямую, это значит, что ребенок уже не доверяет взрослым. Возможно, он запуган своими обидчиками. Важно опровергнуть слова, которые могли наговорить ребенку, что он плохой, испорченный, заслужил такое обращение и ему никто не поверит. Часто именно такими фразами оперируют насильники, запугивая своих жертв. Если взрослые люди хотят помочь, то они должны сказать ребенку обратное. Например, «Я тебе всегда поверю», «То, что ты говоришь очень важно», «Ты важен», «Я тебя слышу», «Я тебя всегда буду любить и принимать тебя, что бы ни случилось, «Мы всегда найдем выход, вместе решим, что делать».

Если ребенок открыто с вами говорит, то это хороший знак — он вам доверяет. В этом случае надо обязательно действовать, убедить ребенка, что ему верят и защитят. Можно вызвать на разговор взрослого человека, на которого пожаловался ваш ребенок, сказать, что вы верите ребенку и всегда защитите. В нашем менталитете такой сценарий маловероятен, но можно и более мягким способом показать тем взрослым, на которых пожаловался ваш ребенок, что вы его поддерживаете. Например, можно в их присутствии упомянуть, что вы верите своему ребенку, он у вас никогда не врет, вы с ним очень близки и ребенок обо всем вам рассказывает. Такие комментарии очень пугают потенциальных насильников, потому что чаще всего они выбирают детей, у которых нет  связи с родителями или другими взрослыми, которые могут защитить.

Самое важное — продолжать поддерживать ребенка, напоминать, что его чувства важны, что есть взрослый, который за него отвечает, и он не один. Нужно активно участвовать в жизни ребенка, показывать, что вы сделаете все, чтобы его защитить. Например, если он испытывает тревожность по поводу похода в школу или встречи с определенным человеком, надо поддержать его, попытаться разобраться. Эти действия углубят чувство безопасности, помогут ранам зажить, потому что ребенок будет знать, что есть люди, которые его примут.

Что делать, если над ребенком совершили сексуализированное насилие?

Если произошел тяжелый случай сексуализированного насилия, а ребенку требуется медицинская помощь, то вместе со «Скорой» обязательно нужно вызывать полицию на месте происшествия. Если все происходит в форме регулярных домогательств со стороны родственников или соседей, а родители узнают об этом случайно, то здесь тоже сразу надо обращаться в полицию для закрепления доказательной базы. Конечно, чтобы ребенку стало легче, обязательно нужен психолог, может быть, клинический — он даст заключение, какой моральный вред нанесли жертве.

Можно написать заявления в органы опеки и попечительства. Они могут организовать комиссию с выездом на месте. Еще в Казахстане есть уполномоченный по правам ребенка и уполномоченный по правам человека. Если полиция не хочет работать, можно привлечь органы прокуратуры, чтобы они проверили действия полиции.

После вызова полиции необходимо, чтобы следователь вынес постановление, назначил медицинскую экспертизу о заборе биологических материалов при прямом акте насилия. Психолого-психиатрическая экспертиза с ребенком позволит сразу определить, что он пережил. Главное помнить, что сбор доказательств — это работа полиции. У нас часто происходит так, что работу полиции выполняют родители.

В наше время, например, можно установить IP-адрес преступника, если он переписывался с ребенком в социальных сетях. Нужно следить, чтобы полиция выполняла свои обязанности, вовремя писать ходатайства и сразу обращаться к профильному адвокату. Это нормально, когда родители теряются, находятся в шоковом состоянии. Именно поэтому нужен адвокат, который объяснит, что делать и какие меры предпринимать в той или иной ситуации. Точно так же с психологом и медицинской помощью.

Если правоохранительные органы плохо работают, нужно обжаловать действие или бездействие следственных органов вышестоящему руководству, в прокуратуру или напрямую в суд по 106 статье УПК в зависимости от ситуации. Даже если органы вынесли какое-то процессуальное решение, которое вас не устраивает, его всегда можно обжаловать и доказать, что какие-то действия не были проведены.

Что со взрослыми, что с детьми наши правоохранительные органы то ли не хотят работать, то ли их не учат работать правильно. Особенно по части психологического контакта. Родители пострадавшего ребенка находятся в ужасном психологическом состоянии, но полицейские часто этого не понимают и бестактным поведением усугубляют положение.

Чтобы минимизировать контакт с преступником, нужно заключение от психолога. После этого можно будет задепонировать показания ребенка отдельно, до заседания суда, чтобы он не сталкивался с насильником. Методы ведения уголовного дела надо выбирать учитывая психологические и психиатрические аспекты ребенка.

Конфиденциальность ребенка не должна быть раскрыта никем — ни полицией, ни СМИ. На мой взгляд, сейчас СМИ хорошо соблюдают личную тайну и не раскрывают фамилий по таким делам. Но если такое происходит, с точки зрения закона, родители могут взыскать компенсацию за раскрытие личной информации, семейной тайны. Здесь все зависит от личности ребенка и желания семьи. Я бы не стала предъявлять иски СМИ в такой ситуации, ведь это спровоцирует их продолжать публикации, а это уже более негативно скажется на психике ребенка, чем одна статья, которую, скорее всего, забудут через десять дней.

Пострадавший ребенок может рассчитывать на бесплатную медицинскую помощь, но с психологической помощью сложнее. Психологи при детских садах и школах не смогут помочь. Нужен профильный психолог, который занимается именно проблемой насилия. Чаще всего это частные практикующие психологи, работа с которыми достаточно дорого стоит.

КАК ПОМОЧЬ

Ажар

Султанова

психолог

Как помочь ребенку пережить травму?

Около 30 % людей после травм страдают посттравматическим расстройством. Чем больше любви и поддержки ребенок получает со стороны главных взрослых в его жизни, тем ниже вероятность развития посттравматического расстройства. Конечно, это большой стресс, и если ребенок готов работать с психологом, то это будет очень полезно.

Родители в такой ситуации должны помочь идти дальше, но принимая случившееся. Часто родители не хотят даже вспоминать о негативном опыте и напоминать ребенку об этом. Важно провести с ребенком беседу о том, что если он хочет поговорить о случившемся, то родители всегда будут готовы. Если он хочет обсудить случившееся с профессионалом, то можно поговорить в будущем, вместе выяснить, что делать дальше.

К счастью, многие дети легко переживают травмы, но только при условии, если родители активизируются проводят беседы и работают над этим. Сложно об этом рассуждать, потому что у каждого ребенка свой уровень восприимчивости и чувствительности. Если ребенок хрупкий, то восстановиться ему будет тяжелее.

К счастью, на данный момент есть много исследований, как работать с травмами. Единственный вариант ускорить этот процесс — обратиться к хорошему профессионалу, который направит и поможет справиться. Здесь нужно быть очень осторожным, потому что не все психологи умеют обращаться с травмами и, к сожалению, есть высокий шанс ретравматизации и ухудшения состояния. Здесь очень важно найти хорошего профессионала, который использует методы, подтвержденные наукой. Сейчас есть несколько основных методов, подтвержденных наукой, которые хороши для работы с травмами. Это MDR, технология Brainspotting и IFS (internal family systems).

Дисклеймер: Проект «Не говори маме» стал возможным благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID), и был подготовлен в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP, реализуемой Internews при финансовой поддержке USAID. The Village Казахстан несет ответственность за его содержание, которое не обязательно отражает позицию USAID или Правительства США, или Internews.